От психофизики к пси-парадигме. О демаркационной линии между наукой и паранаукой

 
 

От психофизики к пси-парадигме. О демаркационной линии между наукой и паранаукой




Автор К.Э. Плохотников

§1. Введение

 


Тема данной работы сформировалась в контексте ряда исследований по математическому моделированию в области истории, политики и психофизики[1]. Эта тема обсуждалась на семинарах группы «ПСИГМА»[2]. Название группы «ПСИГМА» является сокращением от пары слов ПСИхофизическая парадиГМА. Целью работы является аккуратное «разведение» науки и паранауки в рамках психофизической проблемы, то есть в смысле вопроса об отношении психических явлений к физическим. Основной мыслью такого разведения является дихотомия в толковании того, как реализуется власть. Власть при этом толкуется, как власть оператора над устройством. Если под оператором понимать человека, то устройством, которым он в известных пределах владеет, является, прежде всего, его тело. В той мере, в какой человек-оператор владеет своим телом, он есть. Таким образом, формулируется первый тезис для обсуждения в данной работе: владеть, чтобы быть. С другой стороны, власть оператора над устройством может быть истолкована и как психофизическая связь. Тем самым, формулируется второй тезис: психофизическая связь есть власть. В математической модели псифизики, предложенной автором ранее37, [3] , дается строгое определение терминов «оператор» и «устройство». Кроме того, в модели псифизики определяется мера власти и дается способ ее исчисления, характерный как для обычной науки, так и для паранауки. Для данной работы близко представление о том, что и наука, и паранаука являются социальными институтами, нацеленными на овладение природой и обществом с помощью разных, но дополняющих друг-друга методов. В итоге обсуждается третий тезис: наука и паранаука — две разные технологии власти.
§2. Психофизика

Психофизика, психофизическая проблема, основной вопрос философии — названия одного и того же. Как определить, понять и истолковать связь устройства с оператором, тела с душой, материи с духом и пр.? Метаморфозы основного вопроса философии неисчислимы. С учетом того, что ниже дано введение в математическую модель псифизики39, будем использовать термины «устройство» и «оператор». В качестве примера, иллюстрирующего психофизическую проблему, рассмотрим философию Декарта.

Как известно[4], Декарт различал протяженное и непротяженное, вводя, тем самым, жесткую дихотомию в различении физического, телесного, материального и того, что таковым не является. Его психофизическая позиция собрана в знаменитой фразе: «Я мыслю, следовательно, я существую». В этой фразе сконцентрирован мировоззренческий выбор, сделанный Декартом. Есть Я и не-Я или, иначе, субъект-оператор и мир устройств, противостоящий субъекту. Оператор исследует мир устройств. Итогом чего является физика. В контексте психофизики крылатую фразу Декарта можно перефразировать следующим образом: «Он мыслит, следовательно, я существую». Он — тот, кто наблюдает или, иначе, внешний наблюдатель, создатель, творец и пр. Итогом исследований внешнего наблюдателя является психофизика. Таким образом, психофизика выступает в качестве рефлексивного снятия того, что именуется физикой.







Рис.1. Смысловая блок-схема модели псифизики

На рис.1 приведена схема, иллюстрирующая взаимоотношения физики, психофизики в форме модели псифизики, оператора, мира устройств и внешнего наблюдателя. Прямые стрелки на рис. 1 указывают: на рождение физики из того, что видит оператор, а он видит мир устройств, на рождение псифизики из того, что видит внешний наблюдатель, а он видит оператор, устройство и их взаимодействие. Компонента деятельности в освоении оператором мира устройств изображена в виде фигурных стрелок и определяется связкой «воздействие — информация «, когда оператор воздействует на устройство, а устройство возвращает ему ту или иную информацию.

Понятие внешнего наблюдателя было введено и использовано ранее при построении нормативной модели глобальной истории[5]. Это понятие оказалось как удачным, так и уместным постольку, поскольку внешний наблюдатель обладает рядом атрибутов. Так модель глобальной истории названа нормативной по причине того, что в ней сделано предположение о наличии внешнего наблюдателя, обладающего атрибутами полной информированности и незаинтересованности в историческом процессе. Наличие внешнего наблюдателя или какой-либо иной его формы необходимо при моделировании глобальной истории, т.к. любая авторская версия исторического процесса является, в конечном счете, авторским произволом. В модели псифизики37, 39 внешний наблюдатель приобретает еще два важнейших атрибута — атрибут воли и атрибут свободы. Другими словами, внешний наблюдатель обладает волей и свободой вообще. Часть воли и часть свободы внешний наблюдатель передает тому или иному устройству, который в этом случае становится оператором.
§3. Пси-парадигма

Для обсуждения пси-парадигмы подытожим результаты моделирования глобальной истории. Согласно нормативной модели глобальной истории37,41, основная проблема глобальной истории — проблема ее завершения. В работах автора[6] обсуждается: что значит завершение истории, и в каком смысле. «Правильное» завершение глобальной истории предполагает осуществление ряда мероприятий по созданию некоторого артефакта под условным названием Саркофаг42. Для создания Саркофага будет востребован весь научно-технический потенциал цивилизации.

Постановка вопроса о роли науки и техники в эсхатологической перспективе предельно заостряет вопрос о том, каковы высшие мотивы научной деятельности. Сводятся ли эти мотивы к ценностям поиска истины или к ценностям обретения власти? Понятно, что и первый и второй мотивы переплетены и логически не противоречат друг другу. Осознание научным сообществом и обществом в целом того, что наука — инструмент власти является высшей формой секуляризации. Эта форма секуляризации предполагает, что человек берет на себя ответственность по судьбе цивилизации в свои руки. Взятие человеком такой ответственности означает также и получение столь же масштабной власти. С точки зрения научной деятельности и ответственность, и власть могут быть получены через углубленную разработку следующих трех эсхатологически значимых направления: пси-химия, пси-физика, пси-кибернетика42. Префикс пси- в названиях направлений указывает на то, что особо значимы химия, физика и кибернетика лишь в той части, в какой они имеют отношение к человеку, человеку-оператору, к тому как они решают психофизическую проблему. Уточним предмет исследования всех трех направлений более подробно.

Под пси-химией понимается психофармакологическая индустрия в части разработки различного рода психотропных веществ, таких как психомедиаторы, психомодуляторы, стимуляторы, депрессанты и пр. К пси-химии необходимо отнести также и нелегальную деятельность по разработке новых видов синтетических наркотиков.

К пси-физике можно отнести различного рода физические модели, теории и эксперименты, пытающиеся решить основную психофизическую проблему. Кроме того, к пси-физике отнесем также и те модели, которые номи-'нально не являются физическими, но в которых ставиться вопрос о физическом агенте, ответственном за психофизическую связь. Среди всего множества таких теорий выделим такие как парапсихология[7], психотроника[8], биоинформатика[9] и биоэнергоинформатика[10]. Далее более подробно остановимся на парапсихологии.

К пси-кибернетике отнесем, с одной стороны, компьютерную индустрию, позволяющую реализовать так называемую виртуальную реальность, с другой стороны, попытки осмыслить[11] в условиях глобализации опыт тотальной виртуализации всего и вся.

Правильное завершение глобальной истории или, что тоже реализация проекта Саркофаг, соединит в себе все три направления (пси-химию, пси- физику и пси-кибернетику), которые в дальнейшем будем характеризовать термином «пси-парадигма»
§4. Паранаука

Чтобы не ограничивать себя только психологией, будем использовать термин «паранаука» в отличие от термина «парапсихология». Сформулируем кантовский вопрос: как возможна паранаука? На этот вопрос попытаемся ответить на примере парапсихологии.

Дадим небольшую справку о том, что сегодня понимается под термином «парапсихология». В толковом словаре русского языка дается следующее определение: «Парапсихология — изучение научно не объясненных явлений восприятия без участия органов чувств и физических воздействий на кого-что-нибудь, без посредства мышечных усилий»[12]. Это определение любопытно тем, что парапсихология, согласно этому определению, не имеет своего предмета исследования, т.к. она изучает еще не объясненные с позиций науки явления.

В таком источнике, как Большая советская энциклопедия[13] вовсе не дается определение того, что есть парапсихология. Однако приводится перечень феноменов, которые принято относить к парапсихологии. Эти феномены распадаются на два больших класса — экстрасенсорное восприятие и психокинез. При таком подходе проблемы возникают при попытке различить обычные явления, которые можно объяснить с позиций науки, и явления, которые следует отнести либо к экстрасенсорному восприятию, либо к психокинезу. Отсутствие критерия различения или, что-то же самое парапсихологической теории, приводит к постановке бесконечных опытов по подтверждению феноменов парапсихологии.





Рис.2. Иллюстрация единого посредника для операторов



Отчитывая время существования парапсихологии от 1882г., когда в Лондоне было организовано «Общество для изучения психических явлений», Т.Н.Березина[14] пришла к следующему любопытному выводу. Вот уже сто с лишним лет в парапсихологии воспроизводятся одни и те же экспериментальные стереотипы. Бесконечные эксперименты ни к чему не приводят: они не могут ни опровергнуть, ни подтвердить наличие парапсихологических явлений. На другом языке, основное затруднение парапсихологии — невоспроизводимость ее явлений. Далее во введении к модели псифизики на это обстоятельство будет обращено особое внимание.

Сформулируем ответ на вопрос «Как возможна парапсихология?» в виде следующего тезиса. Парапсихология возможна постольку, поскольку есть единое, общее, надперсональное, целое и пр. Это единое и есть тот посредник, который ответственен за экстрасенсорное восприятие и психокинез. На рис.2 приведен образ единства всех возможных субъектов-операторов.

В таблице приведены основные соображения, когда парапсихология невозможна и когда она возможна.


Парапсихология невозможна
Парапсихология возможна

Люди (операторы) настаивают, что они изоли­рованы друг от друга, они разные, у них нет ничего общего, нет общей трансцендентной основы, они индивидуумы, они атомы-личности.
Люди (операторы) считают, что они едины в своей основе, у них есть общее трансцендентное основание, Бог, творец и т.п.



mmm


С политической точки зрения атомы-личности придерживаются либеральной доктрины.

Объединяющим принципом для атомов-личностей выступает категория пространства-времени. Она представляется для них в качестве априорной формы описания реальности.

Феномены парапсихологии для сообщества атомов-личностей удивительны и невозможны, т.к. их присутствие связывается с нарушением принципа причинности и наличием нелокальности.

В этой ситуации развивается физика, парапсихология (психофизика) отрицается.
Есть одна личность — Бог. Божественная личность тиражирована в отдельных людях, каждый из которых обладает волей и свободой.

Воля и свобода являются надпространственно-надвременными и внефизическими категориями.

Категория пространства-времени теряет априорный статус и становится производной от категорий воли и свободы.

Развивается парапсихология, физика развивается также и не отрицается.






Поясним более подробно, что понимается под волей и свободой во второй колонке таблицы на примере притчи о «буридановом осле». Далее во введении к модели псифизики о воле и свободе будет сказано специально.

Французскому философу XIV века Буридану приписывают притчу об осле, который умирает с голоду, находясь точно по середине между двумя совершенно одинаковыми стогами сена. Эта притча выступала в качестве аргумента отрицающего свободу воли и, тем самым, приводила к конфликту с официальной церковной позицией. Аргументация притчи действительно безупречна. Если мотив выбора обусловлен каким-либо преимуществом одной из альтернатив, то выбора как такового и, соответственно, свободы воли нет. Если ни одна из альтернатив не имеет преимущества, то выбор не может состояться и, соответственно, свобода не может быть реализована.

Этот парадокс может быть истолкован следующим образом. Будем различать просто выбор и Выбор с большой буквы. Просто выбор каждый человек-оператор делает на основе некоторого критерия, различающего альтернативы и позволяющего сделать выбор. Выбор с большой буквы делает внешний наблюдатель.

Выбор с большой буквы определен в нормативной модели глобальной истории41. В нормативной модели определены две глобальные метаисторические цели, которые, согласно гегелевской традиции, названы царством свободы и царством необходимости. Поскольку две глобальные метаисторические цели взаимно исключают друг друга, между сторонниками этих целей имеет место взаимное противостояние. Это противостояние является приводным «механизмом» глобальной истории. Более того, можно говорить о том, что такое противостояние имеет тенденцию к неограниченному росту. Завершение глобальной истории предполагает, что противостояние царств свободы и необходимости будет снято, когда субъекты истории станут едиными через обретения внутри себя внешнего наблюдателя, наличие которого постулируется. Завершение глобальной истории есть, таким образом, Выбор, из двух целей в присутствии внешнего наблюдателя.

Возвращаясь к притче о буридановом осле, суть Выбора можно пояснить следующим образом. При Выборе внешний наблюдатель посредством отдельных субъектов-операторов переходит в каждую из альтернатив, не теряя полноты. В результате цепочки Выборов внешний наблюдатель порождает множество своих копий — субъектов-операторов. Вся эта множественность может быть снята через опыт, который, как предполагается, может предоставить устройство под условным названием «Саркофаг». Человек-оператор через Саркофаг сможет пережить свободу воли в высшем смысле слова. С появлением Саркофага тиражирование внешнего наблюдателя прекращается и глобальная история завершается.
§5. Псифизика. Модель взаимодействия оператора с устройством

В полном объеме математическая модель, названная псифизика, изложена в ряде публикаций автора37,39,42, а также в первой статье сборника. В данной работе нас будет интересовать вопрос о том, где в контексте модели псифизики проходит демаркационная линия между наукой и паранаукой. Приведем краткую характеристику модели псифизики в целом, опуская массу деталей и подробностей.

Модель псифизики в целом есть попытка математически строго определить ряд важных терминов. К ним относятся, прежде всего, понятия «устройство» и «оператор». Первоначально модель псифизики была построена

84 для более углубленного изучения природы исторического (политического) субъекта. Но модель оказалась пригодной не только для истории и политики. Широта применимости видна из прямых аналогий между тем или иным механическим устройством и политической машиной, с одной стороны, и между оператором, управляющем тем или иным механическим агрегатом, и историческим (политическим) актором, — с другой. В истории и политике привлечение модели псифизики позволило сформулировать эсхатологическую стратегическую инициативу42, определяющую основные принципы правильного завершения глобальной истории.

Разберем на очень простом примере, как толкуются в модели псифизики устройство и оператор. В качестве устройства выберем обычный физический маятник, который может вращаться на 360°. На рис.3 приведен образ такого маятника. Груз массой т прикреплен невесомой, несжимаемой штангой длины l к опоре О. Оператор выставляет маятник под углом j к вертикали и смотрит, куда маятник под действием силы тяжести g повернется. Будем обозначать вращение маятника по часовой стрелке символом +1, а вращение маятника против часовой стрелки символом -1



Рис.3. Устройство-маятник



Все множество углов, под которыми оператор может выставить маятник, составляет интервал (-180°,+180°). Назовем этот интервал параметрическим пространством устройства-маятника и обозначим его символом G, т.е. G=(-180°,+180°). В параметрическом пространстве маятника введем также подмножество определенности информации

P=(-1800,0°)È(0°,+1800) и подмножество неопределенности информации Q={0°}, при этом G=PÈQ. Подмножество определенности информации названо так потому, что оператор, выставляя маятник под углом из множества Р, априори знает, куда тот повернется. Подмножество неопределенности информации названа так потому, что оператор, выставляя маятник под углом из множества Q, априори не знает, куда тот повернется. Напомним, что информация, которую маятник воз­вращает при воздействии на него оператора, складывается из пары чисел: +1 и —1. Для маятника подмножество неопределенности состоит всего из одного значения угла, равного 0°. Когда маятник выставлялся точно в вертикальном положении, оператор не знает, куда тот повернется, т.к. в этом случае в игру вступают различного рода флуктуации, как в самом маятнике, так и в том окружении, в который он погружен.

Термины параметрическое пространство устройства, подмножество определенности информации и подмножество неопределенности информации являются универсальными и могут быть использованы при списании устройства произвольной природы и сложности, включая и тело человека-оператора, рассматриваемое как устройство. При этом параметрическое пространство устройства, т.е. множество G (и, соответственно, множества Р, Q) может быть как угодно сложным. В общем случае можно лишь считать верным представление G=PÈQ (P∩Q=Æ), которое характеризует информационное строение устройства произвольной природы.

Представим в виде таблицы перечень того, что же нужно оператору от устройства. В общем и целом оператор хотел бы владеть устройством. Оказывается, что власть может быть реализована двумя разными способами, названными в таблице традиционный и нетрадиционный соответственно. Именно здесь, в различении традиционного и нетрадиционного способов власти скрыта демаркационная линия, разделяющая науку и паранауку. Может возникнуть резонный вопрос, почему вместо термина власть не используются такие кибернетические понятия, как «управление» или «контроль». Отказ от использования этих понятий связан с тем, что в них уже «вшиты» предпочтения управляющего над управляемым, контролера над контролируемым.


ВЛАСТЬ

над устройством со стороны оператора

Традиционный способ власти

НАУКА
Нетрадиционный способ власти

ПАРАНАУКА

Маятник выставляется в точках определенности информации Р (jÎP). Устройство и оператор разнесены в пространстве и во времени.



Под властью оператора над устройством будем понимать возможность для оператора воспроизвести любую наперед заданную цепочку из пары символов: +1 и -1. Пусть, например, оператор желает воспроизвести цепочку вида: {+1,-1,+1,—1,...} ,

100 символов

тогда, зная множество определенности информации Р, он может в нужной последовательности и в нужном количестве воспроизвести всю заданную цепочку на устройстве-маятнике.


Маятник выставляется в точке неопределенности информации Q(jÎQ).







В этой ситуации внешний оператор теряет власть над устройством-маятником. Однако можно предположить наличие некоторого внутреннего оператора, который реализует свою собственную цепочку символов из набора: +1, —1.

Естественно возникает вопрос, что же делает внутренний оператор, когда устройство-маятник покидает точку неопределенности информации.

Во-первых, внутренний оператор в момент снятия неопределенности делает выбор из двух значений {+1, —1}. Этот выбор есть прообраз свободы.





Данный способ власти является следствием того, что оператор знает подмножество определенности информации Р, т.е. знание рождает власть. По этой причине такой способ власти можно также назвать гностическим от греческого слова гнозис, что значит знание.
Во-вторых, внутренний оператор совершает волевое усилие по выходу из точки неопределенности. Это волевое усилие или просто воля может быть как угодно малой, но ненулевой величиной, чтобы выйти в ту или иную сторону из точки неопределенности. Комбинирую свободу и волю, приходим к свободной воле, которая и является той самой характеристикой, которая отличает оператора от устройства.

Откуда берется власть в этом случае? В этой ситуации сам оператор, а точнее его бытие, осуществленное через волю и свободу, является властью, реализованной на данном устройстве, с которым он ассоциирован.




В таблице на примере устройства-маятника суммированы основные различия между научным и паранаучным методами реализации власти оператора над устройством.

Обратим внимание, что для научного метода характерен поиск подмножеств определенности информации, которые, в частности, гарантируют воспроизводимость эксперимента. Таким образом, основные усилия научной методологии сосредоточены не столько на поиске подходящего множества для изображения параметрического пространства того или иного устройства, сколько на процедурах отделения подмножества определенности информации от подмножества неопределенности информации. Именно в этой предза-данности на построение и изучение подмножества определенности информации того или иного устройства лежит специфика научного метода в отличие от метода паранаучного. По этой же причине становится понятным установка научного метода на вынесение за скобки научных и экспериментальных процедур субъекта-оператора.

Субъект, субъект-оператор кроется в подмножестве неопределенности информации, он свободен и спонтанен. Вся суть субьекта-оператора скрыта в воле и свободе, которые для внешнего оператора представляются полной непредсказуемостью, подобно непредсказуемости для внешнего оператора того, в какую сторону начнет движение маятник, выставленный первоначально в вертикальном положении. Бытие оператора выступает в форме его власти над устройством через волю и свободу.

Дихотомия в технологиях власти выражается также в том, что согласно традиционному способу власти, человек-оператор выступает как человек-разумный, который пытается методично освоить мир устройств, изучив (опознав) подмножества определенности информации. Согласно второму — нетрадиционному способу власти, человек-оператор выступает, прежде всего, как человек-властитель. Власть человека-оператора начинается с его тела-устройства и простирается, в конечном счете, над биосферой и социумом в целом. Именно этот – нетрадиционный способ власти составляет основной, предмет исследования модели псифизики.

Здесь необходимо дать историческое пояснение. Второй, нетрадиционный способ власти в точном соответствии с характеристиками, представленными в ряде источников[15], можно было бы назвать магическим, поскольку в сердцевине своей магия всегда интересовалась, прежде всего, властью, вытекающей из самой природы человека-оператора. С этой точки зрения описание способов власти эпитетами традиционный и нетрадиционный, т.е. в том виде, как это сделано выше, имеет прямо противоположный смысл. Поскольку магический способ власти является более древним и более глубоким, он и является традиционным. Метод власти, проистекающий из научного способа, является более молодым и, вследствие этого, нетрадиционным.

Последовательное развитие этой темы в контексте модели псифизики приводит к выводу, что в основе живого лежит некая властно-волевая инфраструктура. Основной задачей модели псифизики выступает, таким образом, задача описания властно-волевой инфраструктуры, которая порождает оператор и определяет его взаимодействие с устройством. На рис.4 представлена блок-схема, поясняющая, то, как образуется оператор произвольной природы.




Рис.4. Определение оператора в модели псифизики



Центральными понятиями модели псифизики являются воля, свобода, власть и сила, а не пространство и время, что характерно для физики. Все четыре понятия строго определены и исчислены. Относительно силы ничего не было сказано ранее, однако эта характеристика является чрезвычайно важной в модели псифизики. Отметим только, что сила в модели псифизики не имеет ничего общего с силой в физике

Только после формулировки понятия властно-волевой инфраструктуры удалось понять, что с точки зрения псифизики категория пространства-времени — социально значимая конструкция власти над природной и социальной реальностями. Более того, стало также ясно, что априорным статусом обладает властно-волевая инфраструктура, из которой собран ансамбль людей-операторов и уже через этот ансам6ль формулируются пространственно-временные отношения.
§6. Заключение

Еще раз вернемся к тем трем тезисам, которые сформулированы во введении к работе:

1) владеть, чтобы быть;

2) психофизическая связь есть власть;

3) наука и паранаука — две разные технологии власти.



Каждый из трёх тезисов выступает в качестве определенной характеристики понятия «власть». Первый тезис подчеркивает, что власть в своей основе имеет цель, власть не есть самодостаточная сущность, она лишь средство для другого — для бытия. Особенно отчетливо это проявилось в рамках! модели псифизики при формулировке понятия «оператор». Так, для традиционного (научного) способа власти характерна выработка обезличенных процедур власти, которые в идеале полностью очищены от присутствия в них их создателя (ученого или все того же оператора). В дальнейшем эти процедуры используются произвольными операторами по своему усмотрению в целях овладения природной и социальной реальностями. Другими словами, операторы, действующие согласно научной методологии, считают, что качеством «операторности» обладают только они, все же остальное выступает для них в качестве мира устройств. При этом неопределенность, спонтанность и свобода «загоняются» внутрь субъекта-оператора и выносятся за пределы научной методологии.

Совершенно иначе реализуется нетрадиционная стратегия власти в лице паранаучной методологии. При данном способе власти отдельный оператор стремится овладеть тем или иным фрагментом реальности путем включения его внутрь своего тела-устройства. Оператор рассматривает себя вне контекста своего тела и пытается управлять не только своим телом, но и некоторым окружением. При этом спонтанность и непредсказуемость, характерная для любого оператора, получает импульс к расширению, что и вызывает известную озабоченность у представителей научной методологии. В этой связи для представителей паранаучной методологии характерно рассматривать мир устройств скорее как мир операторов, т.е. для них свойством операторности обладают все устройства, напoлняющиe мир.

В рамках модели псифизики для обоснования второго тезиса психофизическая связь была наполнена конкретным содержанием. На примере простейшего устройства-маятника определено устройство вообще. Были определены подмножества определенности и неопределенности информации, характеризующие информационное строение устройств произвольной природы и сложности. Было установлено, что именно с подмножеством неопределенности информации связано появления устройств с новым качеством — качеством операторности. Все существо того или иного оператора определяется тем, как и в какой мере, он реализует свою волю и свободу. Воля и свобода составляют суть того, что именуется психофизической связью. Как показала модель псифизики, воля и свобода нужны не сами по себе, а постольку, поскольку они обеспечивают власть над устройством и, соответственно, реализуют бытие данного оператора.

Наконец, третий тезис проиллюстрирован на простейшем устройстве-маятнике, где и были сформулированы две технологии власти — традиционная (научная) и нетрадиционная (паранаучная). Для научной методологии власти характерна фокусировка внимания на подмножестве определенности информации в описании того или иного устройства. Если такое подмножество хорошо определено, то оно обеспечивает высококачественную власть над устройством. К сожалению, определить множество определенности информации не всегда удается. Паранаучная методология власти имеет дело с подмножеством неопределенности информации в описании устройства. По этой причине она вынуждена иметь дело с категориями воли и свободы, которые сами по себе никакого отношения к физике не имеют, а являются предметом изучения псифизики.


[1] Плохотников К.Э. Математическое моделирование и вычислительный эксперимент. Методология и практика. — М.: УРСС, 2003.

[2] Группа «ПСИГМА». От «ПСИКНОПКИ» к «ПСИКОМПЬЮТЕРУ» // Электродинамика и техника СВЧ, КВЧ и оптических частот, 2002, т.Х, выл.3(35), с.233 — 241; Тот же автор и название в сб.: Информационные технологии в образовании, науке, технике и гуманитарной сфере. — М.: Московский гуманитарный университет, 2003, с.93 — 104; Тот же автор и название в журнале: Сознание и физическая реальность, 2003, т.8, №5, с.12 — 18.

[3] Плохотников К.Э. Псифизика: к теории взаимодействия оператора с устройством, математическая модель. — Препринт. — М.: Диалог-МГУ, 2000. Тот же автор и название в журнале: Сознание и физическая реальность, 2000, т.5, №5, с.2 —13; 2000, т.5, №6, с.18 — 22; 2001, т.6, №1, с.18 —26; 2002, т.7, №1, с.2 — 12; 2002, т.7, №2, с.16 — 27.

[4] Декарт Р. Рассуждения о методе с приложениями. Диоптрика, метеоры, геометрия.— М.: Изд-во АН СССР, 1953.



[5] Плохотников К.Э. Нормативная модель глобальной истории. — М.: Изд-во МТУ, 1996.

[6] Плохотников К.Э. Путь Силы. Роль науки в эсхатологической перспективе// Сознание и физическая реальность, 1997, т.2, №3, с.17 — 24; Плохотников К.Э. Эсхатологическая стратегическая инициатива: Исторический, политический, психологический и математический комментарии.— М.: Изд-во МГУ, 2001.

[7] Дубров АП., Ли А.Г. Современные проблемы парапсихологии. Парапсихологические исследования на рубеже 2000г. Краткий очерк. — М.: Фонд парапсихологии им. Л.Л.Васильева, 1998.

[8] Винокуров И., Гуртовой Г. Психотронная война. — М.: Мистерия, 1993. Цыганков В.Д., Лопатин В.И. Психотронное оружие и безопасность России. — М.: СИНТЕГ, 1999.

[9] Казначеев В.П., Михайлова Л.П. Биоинформационная функция естественных электромагнитных полей. — Новосибирск: Наука, 1985.

[10] Хащеверов Ф.Р. Эниология. Кн.1.— Таганрог, 1995.

[11] Концепция виртуальных миров и научное познание. — СПб.: РХГИ, 2000. Носов Н.А. Виртуальная психология. — М.: «Аграф», 2000.

[12] Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М.: «АЗЪ», 1993.

[13] Зинченко В.П., Леонтьев А.Н. Парапсихология/ БСЭ. — М.: Изд-во «Советская энциклопедия», 1975. —Т.19, с.192 — 193.

[14] Березина Т.Н. Может ли психическая активность изменять физическую реальность?//Парапсихология и психофизика, 1999, №1(27), с.125 — 141.

[15] Кавендиш Р. Магия Запада. — М.: Товарищество «Клышников-Комаров и К°», 1994; Агриппа Г.К. Оккультная философия. — М.: Золотой век, 1993; Магический кристалл. — М.: Республика, 1994.

 



Создан 05 сен 2011